22:09 

проблема СТИВА РОДЖЕРСА 3.1/4

[человек-буханка]
never dream'st on aught but butcheries
вот так вот начнешь снова переводить для души - и тебя возьмут переводером на работу мечты. не то, чтобы я жаловалась, но отдыхать от работы, делая то же самое, несколько тяжеловато :lol:
третью главу пришлось разбить на две :<

название: проблема СТИВА РОДЖЕРСА (archiveofourown.org/works/3509063/chapters/7713...)
автор: relenafanel
переводчик: принцесса косноязычия [человек-буханка]
пейринг: Баки Барнс/Стив Роджерс
рейтинг: NC/17
варнинг: все еще не бечено
саммари: Баки не считает проблему Стива Роджерса собственно проблемой - он считает ее выходом, который и не надеялся найти на пути от Баки Барнса, каким он был до аварии, к новой, блестящей версии самого себя.
Нет, проблема не в Стиве Роджерсе и не в фандоме Ревущих Коммандос.
Проблема в количестве порнухи с участием Капитана Америки, которое Баки умудрился написать и нарисовать до того, как узнал, что тот находится очень близко. "Очень близко" - это в смысле сидит на другом конце стола.

Наш сосед Мистер Роджерс - культовая американская передача для детей, транслировалась с '68 по 2001 год.

Глава третья. Полная хрень

Возвращение к старым привычкам не заняло много времени. Что бы Стив Роджер и его семья ни думали о его хобби, - Баки решил, что ему плевать. Была куча народа, которая ценила его работы, а он не собирался позволять происшедшему за пределами фандома во второй раз все испортить.

Теоретически.

За пределами теории, в реальности, - он намертво застрял с артом, подчищая грязь и цвета на скане рисунка, который попробовал сделать акварелью. Тот висел в его компе уже две недели, дразня своей неподступностью. Для человека, который пытался выкладывать что-нибудь новое каждую пару дней, отсутствие прогресса было заметным.

Было… ну, было херово.

Рисовать акварелью. Кажется, акварель ему не удавалось, и Баки даже подумывал кому-то показать арт, потому что просто не мог понять, в чем проблема.

Наконец, его мозги решили начать работать, отбросив загоны. Был какой-то бесстрастный профессионализм в том, как он отрисовывал задницу Стива, когда был в настроении. Ему так долго понадобилось добиться этого состояния, что он хотел не обращать внимания на телефон, когда тот начал звонить. Но от старых привычек нелегко избавиться – особенно от привычки всегда отвечать на звонок, потому что в его сфере работы ЧП действительно означало ЧП.

Кроме того, если подумать, звонили из дома. Это было достаточно странно, чтобы Баки взял трубку и без привитых рефлексов.

- Алло? – резко спросил он, пальцем включая соединение, продолжая другой рукой водить по планшету стилусом.

- Баки?

- Мам? Что такое? – спросил Баки. Время для звонка она могла бы выбрать и получше – но мать никогда не звонила ему, тем более из дома. Он даже и не знал, зачем им в доме стационарная линия, родители ведь давно обзавелись мобильными телефонами. Наверное, у всех были привычки, от которых нелегко избавиться.

Например, пакетные предложения.

- Баки, - безотлагательность ее голоса передалась по телефонной линии. – Возле дома стоит человек.

Баки нахмурился, останавливая движение стилуса. Ему не хотелось выпускать его из рук – тот только нашелся. Он все время укатывался в какую-нибудь щель, которую невозможно было заметить. Однажды даже приземлился возле белого плинтуса, и Баки не видел его, пока не подвинул стол, чтобы пропылесосить пол. В последний раз он как-то умудрился на четыре дня затеряться среди ручек.

Проклятье какое-то.

- Меня спрашивают?

- Нет, - прошептала она, шурша тканью. – Он стоит перед домом. – Было что-то в ее тоне, что пробилось сквозь фокус, с которым Баки работал над рисунком.

- Ма, отойди от окна, - сказал он. Мозг будто включился. Баки бросил стилус на клавиатуру, схватил телефон и рванул через комнату к сейфу, чтобы достать. За годы работы он успел нажить врагов, но раньше его это не волновало – сейчас же он почувствовал, как глупо было не допускать подобной возможности. Каждый человек, которого он спас (или не смог спасти), каждая ситуация, с которой его команда разобралась словами или с помощью удачно засевшего снайпера (или не смогла разобраться), - кто-то мог переложить вину на Отдел по освобождению заложников, а Баки в нем был самым слабым звеном. – Я хочу, чтобы ты вышла в холл и встала подальше от окон и дверей, пока я сам все проверяю.

- Это, наверное, ерунда, - она выдавила смешок, но он слышал, как она движется. – Наверное, подросток слоняется.

- Скорее всего, ты права, - успокаивающим тоном ответил он, поднимаясь по лестнице и стараясь держаться так, чтобы его тень не падала на матовое стекло панелей в двери. – Я просто проверю, все ли в порядке. На всякий случай.

Мать была права, кто-то стоял перед домом. Было приятно, что она верила в его способность разобраться с ситуацией. Даже с неполноценной рукой Баки лучше отца был подготовлен к тому, чтобы разобраться с присматривающим дом грабителем. Он не хотел даже представлять, как отец попытался бы сделать это с помощью пресс-папье из кабинета или каминной кочерги. Боже, какое клише.

Присев на корточки возле двери, Баки быстрым взглядом оценил картину снаружи. Он прикинул пару вариантов и решил разобраться лоб в лоб. Прежде чем открыть дверь, Быки сделал фото на мобильный, надеясь, что это поможет в случае эскалации конфликта.

В этом не было нужды, ну или Баки попался самый некомпетентный в мире бандит.

Если бы Баки не знал лучше, он готов был поклясться, что на звук открываемой двери тот поднял голову и улыбнулся ему – дружелюбно, а не зловеще, типа "Я убью тебя и всю твою семью".

Полная хрень. Баки ненавидел свою жизнь. Он захотел крикнуть в небеса "почемууууууу" или вытащить пистолет, чтобы припугнуть этого чувака. Тот понятия не имел, что делает – когда Баки открыл дверь, он должен был ломануться вниз по улице. Ну или вытащить оружие – что угодно сделать, только не стоять там, языком всего тела сигнализируя, что он рад видеть Баки. Человек, у которого была хотя бы щепотка наблюдательности, заметил бы его мать за шторами. Если кто-то добрался до Бруклина ради него, они могли бы нанять профессионала, а не нуба.

Он знал, что на лице у него хмурая гримаса, хоть и начал уже понимать, что кто-то просто невинно околачивается на тротуаре. Баки вдохнул, собиралась высказать ему все, что думает о том, что тот перепугал его мать до смерти и оторвал его от задницы Капитана Америки.

Абсолютная хрень.

Баки замер, наполовину спустившись по ступенькам – он узнал ширину плеч парня в толстовке. Вау. Он мог и ошибаться, но был почти уверен, что сверху вниз смотрит на Стива Роджерса, убеждаясь в своей уверенности, когда тот обернулся к нему и капюшон съехал, обнажая поднятое лицо и особенно упрямую линию челюсти.

Каким-то образом знание, что Стив Роджерс ждал его у подножия лестницы, сделало весь этот сценарий еще более хреновым, и Баки застрял между сердитым взглядом и желанием глупо улыбнуться от уха до уха. От возможной опасности адреналин все еще вливался в кровь, и он понятия не имел, как это отразится на разговоре со Стивом.

Скорее всего, выльется в бестолковый треп. Была очень большая вероятность, что Баки сейчас откроет рот и выдаст абвыргал.

- Создается впечатление, что ты собираешься нас ограбить, - наконец сказал Баки, чуть отпуская готовность в любой момент вытащить пистолет. – Тебе повезло, что мать сначала позвонила мне, а не копам.

- Ты и есть копы, - отметил Стив, улыбаясь, будто его совсем не волновала полиция. Баки уже мог представить заголовки: Домохозяйка вызвала полицию, потому что Стив Роджерс слонялся возле дома в районе, где провел детство.

Баки хотя бы не пришлось одному разбираться с этим стыдом. "Упс, я не знал". Они с матерью могли бы вместе сбежать куда-то, куда Стив точно бы не отправился. Может, в Нью-Джерси.

- Уже нет, - ответил Баки, хотя и был уверен, что у него осталось достаточно влияния на случай чего. Ну. Не совсем у него. Но он знал нужных людей. Людей кроме Сэма – которые на самом деле помогли бы, а не стали ржать. – И я не уверен, что стал бы помогать тебе не быть идиотом.

Стив поднял ладонями вверх руки, извиняясь перед Баки совершенно очаровательным "а я что" пожатием плеч и невинным выражением лица.

- Да, было с моей стороны глупо, - согласился Стив. – Я волновался, что ты не захочешь со мной разговаривать. Не знал, как к тебе вообще подступиться, и пытался убедить себя, что лучше всего просто подойти и постучать.

Баки не мог удержаться от улыбки. Тяжело было держать какое-то зло на это. Стив не знал, как к нему подступиться? Взаимно. Очаровательно было представлять, что Стив уговаривал себя постучать в дверь, будто Баки его пугал. Выражение на лице Стива заставило Баки сбросить остатки боевого настроя, в который он перешел. Стив Роджерс, милый балбес, совершенно неспособный к скрытности. Теперь Баки не мог понять, как с первого взгляда не понял, кто перед ним.

- Заходи скорее, пока легион фанатов тебя не заметил. Очень приметно выглядишь.

- Понятия не имею, о чем ты, - ответил Стив, поднимаясь за Баки по лестнице. – Я инкогнито. – Он потянул себя за толстовку, будто надеть ее было огромной уступкой – будто не в ней же его засняли на прошлой неделе на выходе из тренажерки.

Баки фыркнул.

- Дружок, мне больно тебе это говорить, но если хочешь оставаться неузнанным, тебе надо больше усилий вкладывать в скрытие… ну, всего своего тела, для начала. – Он открыл дверь и просунул голову в основную часть дома. – Ма, все в порядке. Это просто Стив.

- Стив? – достался голос матери из глубины дома. – Стив кто?

- Ничего опасного, просто старый друг, - уклончиво ответил он.

Баки захлопнул дверь прежде, чем она начала задавать вопросы, и повел Стива к себе. Когда он рос, родители сдавали подвальную квартиру людям, которым доверяли. Для многих соседских детей это было первое собственное жилье, и когда Баки пошел в старшую школу, он жил там же. Дополнительное место давало ему немного больше свободы: скорее, даже ее иллюзию. Он ненавидел ее тогда, ненавидел и сейчас. Казалось, будто под родительской крышей он никогда не мог побыть один, но теперь вдруг понял, что как его ни раздражало то, что родители за ним приглядывали, он мог делать то же самое.

Не то, чтобы он тут вечно жить собирался, но, может, все было не так уж и плохо.

- И как ты порекомендуешь это сделать? – спросил Стив, с широкой улыбкой следуя за Баки вниз по лестнице. – Ты кажешься экспертом по моей анатомии, так что я бы с удовольствием выслушал твои рекомендации.

Баки резко остановился в дверях своей гостиной, и Стив врезался в его спину. Чувство опасности вернулось. У Баки будто осталось два варианта – бежать или драться, но не было смысла ни в том, ни в другом. Шум в ушах не давал ему думать – он будто слышал, как кровь циркулирует в венах, как сердце бешено бьется от осознания, что Стив знает.

- Баки? – озабоченно спросил Стив. Его пальцы осторожно сомкнулись на плече Баки и почти сразу исчезли.

Стив знал.

Ты кажешься экспертом по моей анатомии.

Блядь. Абсолютная правда, но слышать ее вслух, да еще и от Стива, было чудовищно. Баки придется простить Стива за то, что тот стремно торчал возле его дома, потому что Баки был гораздо стремнее.

- Так ты догадался? – спросил он, умудряясь выдавить слова и поворачивая голову, чтобы посмотреть через плечо на Стива.

Либо Стив флиртовал с ним.

Странное дело, но Баки подумалось, что возможно и то, и другое. Во что превратилась его жизнь (??!), если Стив стоял в его квартире и ухмылялся, расслабленно засунув руки в карманы толстовки, будто пытался удержаться от того, чтобы протянуть руки и коснуться Баки?

Возможно, Баки проецировал последний кусочек, потому что лицо Стива было прямо перед ним, и он стоял достаточно близко, чтобы прислониться к нему, будь такое желание. Будь такое желание. Ха. Баки об этом даже не думал, слишком странно. Да? Черт, соблазн был велик.

- Догадаться было нетрудно. Ты нам сказал, - ответил Стив Баки в ухо.

Сказал.

- Да, но никто не принял это всерьез, - он шагнул в сторону от Стива и махнул рукой на диван. – Присаживайся. Хочешь чего-нибудь? Выпить? – Он осмотрел свою гостиную, чтобы удостовериться, что не оставил на виду ничего инкриминирующего. На экране компьютера была заставка, так что Стив не должен был увидеть неряшливый рисунок своей униформы, который Баки отчаянно пытался исправить.

Стив покачал головой и опустился на диван, снимая капюшон, чтобы посмотреть на Баки.

- Я рисую, ты знал?

Баки сделал все, что было в его силах, чтобы не кинуть взгляд на компьютер, проверить статус заставки.

Не вышло.

(экран по-прежнему был черным)

Баки знал о Стиве почти все из того, о чем тот говорил вслух, так что да, он знал об этом.

Стива все это будто забавляло – он будто точно знал, что у Баки на уме. Что-то на моем лице написано, понял он, присаживаясь. Ему надо было присесть. Стив продолжил смотреть на него, удивленно, но мягко, без тени обвинения.

- Я упоминал об этом на Комик-Коне в прошлом году - конечно, знаешь. Ты был покрыт угольной пылью. Рисунок, который мне показал на айПаде Фрэнк, легко было проследить до твоего блога, а когда следующий пост оказался рисунком углем, ну…

Часть него считала, что выкладывать этот рисунок и вовсе не стоило, даже если его фолловеры не могли дождаться конечного результата. Другая часть была рада, что он это сделал, раз уж это привело к тому, что Стив сидел напротив.

- Окей, Детектив Америка, - ухмыльнулся Баки в ответ. – У этого разговора есть цель, или мы просто треплемся об искусстве? – Баки позволил себе взглядом огладить Стива, делая очевидным, что он считал его предметом искусства, и чувствуя удовлетворение, когда Стив отвел глаза, будто Баки его смутил.

Баки должен был догадаться, что откровенным флиртом отвлечь Стива не получится.

- Ты давно ничего не выкладывал, - пожал плечами Стив, наклоняясь вперед и упираясь локтями в раздвинутые колени. Язык его тела был открытым и дружелюбным, и одновременно немного неуверенным. На это Баки и реагировал. – Просто чтобы ты знал – то, что ты делаешь? Меня это не тревожит. Это искусство, а самовыражение через искусство может принимать разные формы. Даже если эти формы заставляют меня краснеть.

Баки сощурился, чуть поворачивая голову, будто смена угла зрения могла сделать изображение четче. Он отлично видел Стива – в этом-то и была проблема. Не было ни одного варианта реальности, в которой у кого-то вроде Баки в гостиной сидел бы кто-то вроде Стива. А еще меньше смысла было в том, что Стив обсуждал выкладывание постов в блоге, словно это был серьезный разговор.

- Я хотел извиниться, - неловко продолжил Стив, нервным жестом проводя рукой по лбу и линии роста волос. – Я не люблю, когда над фанатами смеются, и всегда стараюсь прекратить это, но я слишком слабо высказался, не понимал позицию Брианны, пока не стало слишком поздно забирать слова обратно. Мне было слишком комфортно в семье – обычно я более внимателен с незнакомцами. И тебя обидели.

- Я не хрупкий цветочек, - ответил Баки, кривясь от этого образа и наклоняясь вперед. Он не хотел анализировать язык собственного тела, но полуосознанно понимал, что продвижение вперед, в отличие от отдаления, было сознательным решением подчеркнуть свои слова. – Хоть горшком назови.

- Это идиотская поговорка, и мы оба это знаем, - резко ответил Стив. – Для тебя это имеет значение. Если бы не имело – ты бы этим не занимался, и ты не заслуживаешь слушать, как кто-то высказывает свое особо ценное мнение. Никто этого не заслуживает, а ты – особенно. И тем более от меня.

- Я могу отделить то, что сказал ты, от того, что сказала она, - пожал плечами Баки. А затем провернул нож, - ты ничего не сказал.

- В этом и проблема. – Стив выглядел невероятно искренним с этими своими умоляющими глазами, будто он не собирался уходить, пока Баки не примет его извинения. По какой-то причине слова Стива только заставили Баки осознать, что происшедшее оставило в нем зерно гнева, а Стив его только культивировал.

- Ты прав, - сардоническим тоном сказал Баки. – Это проблема.

- Я не хочу, чтобы ты терял веру в Капитана Америку – не хочу, чтобы то, что я сделал, или не сделал, окрасило твои… - Стив замялся в поисках подходящего слова, - твою страсть. Я сделал ошибку, но ты многим людям даришь радость своими рисунками, и я не хочу, чтобы они потеряли эту радость из-за меня. И уж тем более не хочу, чтобы ты потерял что-то, что делает тебя счастливым.

Баки начал смеяться. Он просто не мог ничего поделать. Стив был Капитаном Америкой, однозначно, до мозга костей. Он всегда это думал после интервью, но вот Стив сидел перед ним, в центре Бруклина, и извинялся за что-то, к чему имел только косвенное отношение.

- Ты думаешь, я из-за этого ничего не выкладывал? – спросил Баки, пялясь на Стива. С каждой минутой в его обществе становилось все легче соединить образ перед ним с настоящим живым человеком. Поэтому у него были проблемы с рисунком, и этот разговор. Совсем. Не. Помогал. – Может и из-за тебя, но не по той причине, о которой ты думаешь. Мне тяжело, потому что я тебя встретил. Мы поговорили пару раз, и теперь для меня ты более плотный, чем парень, которого я видел в интервью. Стив Роджерс в интернете – просто еще один персонаж, и мне было легче рисовать порнуху, или писать о том, как Капитана Америку трахают, когда я тебе в глаза не смотрел, - сказал Баки, без колебаний встречаясь с ним взглядом, подначивая Стива первым отвести глаза. – С этим я пытаюсь разобраться, и пока что мой мозг сопротивляется.

- Ты еще и пишешь? – удивленно спросил Стив. Если Баки думал, что шокирует Стива своими словами, то теперь ему придется изменить план игры.

- Ты только на это обратил внимание? – Баки слегка удивленно наклонил голову, чувствуя, что вот-вот тяжко вздохнет. Он не хотел, чтобы Стив кроме рисунков знакомился еще и с его писаниной. Это был перебор.

- И как, хорошо получается? – спросил Стив, беря в руки телефон с очевидным намерением что-то погуглить.

- Нет! Не смей их читать! – в ужасе рявкнул Баки, протягивая руку, будто она была достаточно длинной, чтобы выбить у Стива телефон. Стив поднял на него глаза с экрана, сигнализируя бровями, что готов хотя бы поразмыслить о том, чтобы послушаться. – Обещай, что НЕ БУДЕШЬ искать мою писанину.

- Готов поспорить, пишешь ты хорошо, - сказал Стив. Баки отметил, что его слова ничего не обещали. – Говорят, ты хорош во всем, за что возьмешься.

Окей, а вот это был флирт.

Возможно.

Нет?

- Стив, - резким тоном сказал Баки. Когда он в последний раз жил в Бруклине, он заработал своеобразную репутацию, но не мог же Стив об этом знать. Наверное, просто Бекка как-нибудь мельком упоминала его таланты, вот и все. Стив просто не мог специально так это сказать, потому что тогда он бы флиртовал с Баки, а хоть Баки и готов был признать некоторую вероятность этого, слишком оно было… клише, чтобы быть реальностью. – Скажи мне.

- Хмммм? – протянул Стив, отвлеченно глядя в телефон. – Хуесос.

- Что? – Он даже не мог понять, как разговор умудрился настолько от него ускользнуть. Баки с трудом следовал за нитью беседы, которая привела к тому, что Стив Роджерс сказал "хуесос", как будто это было нормальным ответом, не говоря уже о том, как его голос ласкал это слово, оборачивая смехом каждый сознательно произнесенный звук. Баки… ну, Стив его не оскорблял, и явно не приглашал к действию, так что Баки растерялся.

- Я сказал тебе, - ответил Стив с ухмылкой на губах, будто читал мысли Баки. Но в этот раз он ошибался.

Минет.

Баки думал о минете. Невозможно было о нем не думать, когда Стив облизывал губы, свои ужасные роскошные губы, на которые Баки слишком часто обращал внимание, чтобы не заметить, как Стив пробегает по ним языком и одновременно смотрит на Баки.

Стив Роджерс флиртовал.

- Ха, - выдавил Баки, потому что блядский Иисусе. – Лучше продолжай играть, не уверен, что из тебя выйдет юморист.

- Никогда не хотел быть юмористом. – Стив улыбался, широко и открыто, показывая Баки рисунок на экране своего телефона. Баки даже не пришлось щуриться, чтобы узнать цвета и формы. Он провел часов двенадцать перед экраном компьютера, работая над покраской, еще бы ему не узнать. И Стив показывал его на экране телефона. Неловко. – Я впервые увидел твой рисунок на конвенте в Денвере три месяца назад. Одна девушка хотела, чтобы я его подписал, и я спросил, кто автор.

- Да? – спросил Баки, не зная, что он чувствовать по поводу того, что кто-то попросил актера подписать его работу. – Который? – Он кивнул на телефон Стива. – Этот?

- Ага, - ответил Стив, опуская глаза к рисунку и улыбаясь воспоминанию мягкой, теплой улыбкой. – Она сказала, что это ее любимый фанарт, и что автор невероятно талантлив. Я погуглил, когда вернулся в отель.

- Что? – спросил Баки, от удивления звуча выше. Он внимательно следил за Стивом. Невозможно было не уделять ему внимания, когда он выглядел одновременно расслабленно и напряженно, устроившись на диване Баки. Он казался сидящим в свободной удобной позе, устроив локти на коленях, и смотрел на Баки. Но было что-то в его позе, выражении его лица, что говорило Баки – Стив чувствовал себя намного менее свободно, чем пытался показать. Стив мог быть актером, но Баки учился читать язык тела.

Стив пожал плечами.

- Я могу оценить умение другого художника. Ты неплох. Есть, куда стремиться, конечно. - На губах Стива была слабая улыбка, будто ему нравилось подъебывать Баки из-за того, что тот был новичком в рисовании. От того, что Стив отнесся к нему так нормально, у Баки будто пружина расправилась в груди. Стив не пытался выбирать слова, это казалось очевидным. – Никогда бы не представил тебя автором, что да, то да.

- Ну а с чего бы? – Баки полуулыбнулся, согласно махая рукой. – Я известен не своими… художественными устремлениями. Поступил в колледж по спортивной стипендии, пошел в ФБР. Никто не смотрит… не смотрел на меня и думал, что я могу и рисовать. Двадцать лет прошло с тех пор, как мы в одной комнате были, но я уверен, если бы тебе выдали список возможных вариантов, и в нем был я, ты бы все равно меня не выбрал.

- Зависит от того, для чего список, - мягко ответил Стив, внимательно и с растущей ухмылкой изучая Баки, будто ему нравился вид.

- Вы со мной флиртуете, мистер Роджерс? –полушепотом промурлыкал Баки, наполняя свои слова таким количеством флирта, скольким мог. Они оба замерли на мгновение, изучая друг друга. – О боже, - воскликнул Баки, закрывая ладонью глаза. – О господи боже, в меня слишком много в детстве вбили рефлексов, чтобы это не звучало стремно. Вы со мной флиртуете, мистер Роджерс? Мерзость! – он потер лицо ладонями и посмотрел на Стива. – Этот образ. Чувствую себя грязным.

- Э, - красноречиво ответил Стив. – Ну. Вообще-то, флиртовал, но ты сейчас как ведром ледяной воды окатил. Не уверен, что хочу продолжать.

- Прости, - сказал Баки со всей искренностью, на которую был способен. – Просто. Мистер Роджерс.

- У вас невероятно грязные мысли, мистер Барнс, - сказал Стив с ухмылкой, поднимаясь на ноги. – Так осквернить икону детства. Вы собираетесь и My Little Pony окрасить неподходящими ассоциациями? На этой ноте, - он указал на дверь. – Я не сбегаю от тебя, честное слово.

- Смешно, - ответил Баки, провожая его к лестнице. Он не знал, что и думать об уходе Стива. Прервавшийся на середине разговор мог заставить его волноваться, но что-то было в подшучивании Стива, что заставило его отбросить эти мысли. Забавно было услышать, что у него были грязные мысли, но не в отношении стоящего посреди комнаты слона – будто он и не думал об истинной причине грязных мыслишек Баки. – Ты разве не должен переживать, что я без малейшего раскаяния шиплю Капитана со Старком?

Стив пожал плечами, расслабленно прислоняясь к входной двери с рукой на дверной ручке.

- У тебя свои причины. Не могу винить тебя в них. Или в твоем вкусе.

Баки мгновение изучал его, не зная, банальность это или нет. Так или иначе, он подумал, что может поделиться своими мыслями со Стивом – почему-то, несмотря на странный оборот, который принял этот разговор, Стив показался ему безопасным.

Вот уж странно. Стив Роджерс, конфидент Баки. Но если он и собирался обнажить свои уязвимые места, то лучше перед Стивом. Была в этом какая-то симметрия, и если Стив мог быть добр, не зная всей истории, то Баки считал, что остатками ее он должен поделиться.

– Придумывать идеи, расписывать сюжеты, вливаться в сообщество, это… это помогло мне выбраться за пределы скорлупы, когда мне меньше всего нужно было оставаться наедине со своими мыслями. Когда я сказал, что ни о чем не думал, когда смотрел твой сериал, я не хотел сказать, что он бессмысленный. Я хотел сказать, что в определенные дни он был единственным, что могло понять меня с кровати. Меня не волнует, что думают Брианна или Френка, но волнует, что думаешь ты. Ты столько жизни вложил в персонажа, что стал такой же частью его, как и то, что написали сценаристы. Твое мнение достаточно весомо, чтобы все уничтожить. Пожалуйста, - Баки не был уверен, о чем просит. Может, о том, чтобы Стив не использовал это знание против него, или о том, чтобы Стив понял, стал более понимающим, чем уже был. У Стива был бесконечный запас сочувствия, и Баки нуждался в том, чтобы часть была направлена на него.

- Ты знаешь, - тихо сказал Стив, нечаянно повторяя слова Баки. Он внимательно слушал каждое слово Баки, и на каждое реагировал. Но в его лице не было ни осуждения, ни жалости, и за это Баки был более благодарен, чем мог выразить словами. Он выглядел удивленным, будто слова Баки серьезно изменили его картину мира. Стив сжал пальцы Баки, закусил губу и наклонился ближе. Верхняя площадка лестницы оказалась неожиданно интимной для такого разговора. - Я понимаю, что ты имел в виду, когда говорил, что мнение некоторых людей может уничтожить все, что ты создал, - он замялся. Его взгляд блуждал где-то над головой Баки, прежде чем он резко перевел его и встретился с взглядом Баки. - Забавно, что из всех телевизионных персонажей тебя привлек Капитан Америка. В то же время это абсолютно логично. Ведь я создал его характер на твоем образе.

Баки нахмурился.

- Мальчик в песочнице, - сказал Стив, протягивая руку и касаясь Баки. Его ладонь на мгновение легко легла на плечо Баки, но с искренностью Стива прикосновение казалось тяжелым и реальным. - У тебя надо мной столько же власти, сколько и у меня над тобой.

- Я? - Баки хотел бы сказать, что спросил это подозрительно, или хотя бы уверенно, но вместо этого вопрос прозвучал с мягкой неуверенностью, будто он не смел поверить в это.

Он не смел поверить, но предпочел бы этого не показывать.

- Ты, - заверил его Стив, убирая руку и открывая дверь. Мгновение они изучали друг друга. Их откровения создание напряжение честности, и Баки не был уверен, испытывал ли когда-нибудь хоть что-то похожее. Он был уверен, что такая уязвимость сближает. - Мне надо идти, - без нужды сказал Стив. Он будто жалел.

Баки кивнул, чувствуя себя выбитым из колеи. Были разные уровни откровений, и то, как он узнал, что был знаком со СТивом в детстве, не шло ни в какое сравнение со знанием, как значимо было это знакомство. Баки едва его помнил, от этого только хуже было понимать, как сильно оно повлияло... на все.

Первой реакцией было отрицание. Баки не был тем человеком, который мог бы вдохновить на десятилетия альтруизма и доброты. Тот парень в песочнице лучше всего говорил угрозами насилия. Он не был Капитаном Америкой.

Стив был полон дерьма. Оставалось надеяться, что он понимает - Баки прекрасно знает, какая это херня..

- Так я и поверил! - крикнул он в спину Стиву, наблюдая, как тот спускается с крыльца и идет к тротуару как обычный человек, а не мелкая знаменитость.

- Да неужто? - крикнул Стив в ответ. Никто и не замечал, что на улице орет актер. Стив словно стал невидимым. Это было совсем не то, на что Баки должно было обращать внимание после из разговора, но эта странность зацепила его. Стива должны были боготворить, а не полностью игнорировать.

Баки единственный смотрел, как он уходит.

Едва только Стив скрылся из вида, Баки ломанулся обратно к ноутбуку и вбил в Гугл запрос, надеясь, что найдет нужное видео.

Где-то точно существовало интервью, в котором Стив говорил о том, что приписал Баки. Часть него хотела посмотреть его только чтобы доказать, что Стив врал, потому что хотел чего-то добиться. Может, он так и добивался, в том смысле, что соблазнял людей в постель.

Но это совсем не подходило характеру Стива, и Баки тут же отбросил идею. Он все еще не чувствовал земли под ногами, не понимал, что сейчас произошло, но каким-то образом Стив умудрился поместить себя в жизнь Баки, и тот был бы дураком, если бы не радовался этому.

Он посмотрел видео трижды, прежде чем был вынужден закрыть ноутбук. После этого Баки еще с полчаса смотрел на его крышку, не зная, как реагировать.

Такую информацию вообще можно было легко пережить?

Баки было нетрудно признать, что Капитан Америка спас его, когда он в этом больше всего нуждался. Он мог и признать, что, возможно, был тем мальчиком из песочницы, о котором говорил Стив. Сложность заключалась вот в чем: если сериал и персонаж Капитана Америки вытащили Баки из депрессии, когда это было ему так необходимо, а Стив основал своего персонажа на том разе, когда Баки в детстве втупился за него, получается, что Баки сам себя спас?

Или все было еще сложнее?

Баки с трудом перевел дыхание и посмотрел ролик еще раз. Ему Подумалось, что Стив уже, как невероятно переплелись их жизни, хотя сам он еще удивлялся тому факту, что знал Стива Роджерса.

Эту проблему он не знал, как решить.

*

Новое сообщение от Бекки:
Чо мне ма щас написала, знаю ли я твоего држка по имени Стив?

Новое сообщение от Бекки:
омг, к тебе Стив пришел?

Новое сообщение от Бекки:
Ты заставил его сидеть на уродливом диване

Новое сообщение от Бекки:
У тебя от этого встал?

Новое сообщение от Бекки:
Ты нарисовал его как 1 из своих француженок?

Новое сообщение от Бекки:
омг если вы 2 станете држками это будет 1 из самых стрнных начал для држбы эвер

Новое сообщение от Бекки:
Чо маме то сказать?

Новое сообщение от Бекки:
ОГО ДА СТИВ У ТЕБЯ НАДОЛГО ЗАВИС БАКИ ТЫ ТАМ СТИВА РОДЖЕРСА ПЕКАЕШЬ??????

Новое сообщение от Бекки:
Я сказала ма, что это был Стив Роджерс.

Баки хмуро посмотрел на цепочку смс. Его сестра что, не могла дать ему переварить свои эмоции как эмоционально неполноценному человек и игнорировать мир? Это объясняет, почему она сейчас постучала в дверь с блюдом теплого печенья и выглядела разочарованной, что я один.

Новое сообщение от Бекки:
Это тебе за то, что игнорил меня, мудила.

Новое сообщение от Бекки:
Мама печенья напекла? Щас буду и ВСЕ мне расскажешь!

Баки посмотрел на полупустое блюдо с печеньем и послал сестре фото. Ну и что, что он свои чувства заедает.

Новое сообщение от Бекки:
КОНЧАЙ ЗАЖИРАТЬ СТРЕСС ПЕЧЕНЬЕМ. МНЕ ОСТАВЬ, ЩА ПОДВЕЗУ БУХЛО.

Вполне возможно, что сестра только что стала его лучшим другом. Боже. И печенья еще привези, ответил он ей.

*

Зацени видео, написал Баки Сэму.

Новое сообщение от Сэма Уилсона:
Дай догадаюсь. Ты думаешь, что это про тебя.

Оно и было о нем, понял Баки. Он был уверен. Он не мог вспомнить тот день в песочнице, но судя по деталям, так он и прошел.

Новое сообщение от Сэма Уилсона:
Ты небось думаешь, что и песни все о тебе, а?

*


@темы: marvel, фик

URL
Комментарии
2016-04-01 в 23:03 

Solli
Прости меня, г-ди, ибо я ведаю, что творю.
Невероятная милота, просто мимимимими!!!!! *_______*

2016-04-02 в 11:48 

exor-agonia
Я - это сон наяву. Чудовище из ваших кошмаров... (с)
У меня это чудо вызывает такой шквал эмоций - просто охренеть! Чуть глотку себе не сорвала, подвывая и всхлипывая. Бож. Все-таки это сокровище среди фиков :heart:
Спасибо за новую главу!

2016-04-02 в 14:46 

~Энни~
Графин и шапочка из фольги спасут остатки мозга от инопланетных атак Себастиана Стэна! (с)
Спасибо, что переводите это чудо!

2016-04-02 в 20:42 

[человек-буханка]
never dream'st on aught but butcheries
Solli, ~Энни~, очень рада, что фик вам нравится! спасибо за добрые слова!
exor-agonia, вам спасибо, что не забываете ^__^

URL
2016-04-02 в 21:35 

Спасибо за новую главу

2016-04-02 в 23:14 

exor-agonia
Я - это сон наяву. Чудовище из ваших кошмаров... (с)
[человек-буханка], скажете тоже, тут забудешь :lol:
Очень жду продолжения перевода, и боюсь, если все единомоментно прочитать, попросту щеки лопнут :D Потому что столько ржать человеку нельзя :gigi:

2016-04-03 в 11:37 

[человек-буханка]
never dream'st on aught but butcheries
ochogor@mail.ru, спасибо, что прочитали!))
exor-agonia, хе-хе, ну мало ли!
мы приближаемся к моей любимой части, на самом деле :3

URL
2016-04-03 в 15:18 

exor-agonia
Я - это сон наяву. Чудовище из ваших кошмаров... (с)
[человек-буханка], жду не дождусь :lip:

2016-04-03 в 17:30 

люблю грозу в начале
жу-жу-жу ля-ля-ля
то объясняет, почему она сейчас постучала в дверь с блюдом теплого печенья и выглядела разочарованной, что я один.
Понимаю его маму :-D
Стив классный такой, встревожился что артов давно не было :heart:
И бедный Баки :-D

2016-04-04 в 17:05 

[человек-буханка]
never dream'st on aught but butcheries
люблю грозу в начале, И бедный Баки
Баки просто словил на карму все неприятности, какие только можно :lol:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

LAST HEAVEN

главная